Интерны: цитаты из 016 серии

- Они все идиоты Настя, просто он сегодня не удивил. Вон наш чемпион. Лобанов, иди сюда. Покажи нам, что ты там в туалете сегодня наснимал. - Ну Андрей Евгеньевич. - Давай, давай, Тарантино, не стесняйся.


— Они все идиоты Настя, просто он сегодня не удивил. Вон наш чемпион. Лобанов, иди сюда. Покажи нам, что ты там в туалете сегодня наснимал.
— Ну Андрей Евгеньевич.
— Давай, давай, Тарантино, не стесняйся.



- Да запросто, Андрей Евгеньевич, я если хотите даже ординаторскую помою. - Хочу! Я вообще считаю, что только этим ты и должен заниматься.


— Андрей Евгеньевич, в этот раз всё по честному будет. Сделаю все что захотите.
— Люба, у тебя процедурка чистая?
— Нет, не мыли еще.
— О, как тебе?
— Да запросто, Андрей Евгеньевич, я если хотите даже ординаторскую помою.
— Хочу! Я вообще считаю, что только этим ты и должен заниматься.



- Ааа... Ну вот. Романенко, Левин то оказывается успевает и пациентов лечить и пляски плясать. А ты, Романенко, кто не знает, сын главного врача, опять проявил свою неприятную, гаденькую сущность. Пойдем подлец в ординаторскую.


— Ааа… Ну вот. Романенко, Левин то оказывается успевает и пациентов лечить и пляски плясать. А ты, Романенко, кто не знает, сын главного врача, опять проявил свою неприятную, гаденькую сущность. Пойдем подлец в ординаторскую.

Серия 016 Голосов: 0


— Лобанов, если ты себе губы накрасишь и юбку оденешь, то ты тоже будешь трансвестит, только страшный. А Бондаренко твой или твоя - это транссексуал.  — Мне какая разница! Это извращенство! Я туда не пойду!


— Лобанов, если ты себе губы накрасишь и юбку оденешь, то ты тоже будешь трансвестит, только страшный. А Бондаренко твой или твоя — это транссексуал.
— Мне какая разница! Это извращенство! Я туда не пойду!
— Лобанов, ты что какую-то другую клятву Гиппократа давал? Я, в какой бы дом не вошел — войду туда для пользы больного, если, конечно, это не трансвестит, да Лобанов?
— Нет, но…
— Лобанов, это такой же человек как и ты, но, в нестандартной комплектации гад. Так что иди и лечи налогоплательщика.



- Ббб... Бондоренко эта... Александра... она это он.  Как... как... как это... как это называется!? Трансвестит. Это трансвестит... Трансвестит блин. Блин. Блин. Блин. Ну зачем? Я же его руками трогал.


— Ббб… Бондоренко эта… Александра… она — это он.  Как… как… как это… как это называется!? Трансвестит. Это трансвестит… Трансвестит блин. Блин. Блин. Блин. Ну зачем? Я же его руками трогал.

Серия 016 Голосов: 1


— Мои соболезнования Романенко! Слышал, слышал о твоем горе. Ну вот, не придется больше водить, балованному, засранцу иномарку.


— Мои соболезнования Романенко! Слышал, слышал о твоем горе. Ну вот, не придется больше водить балованному засранцу иномарку. Вот, держи.
— Это что такое?
— Карточка на метро. Там еще на две поездки осталось.



- Андрей Евгеньевич, я не виноват, у меня уважительная причина. Мы с женой с утра в ЖЭК ходили.  - Это не важно, у нас тирания: я сказал, ты сделал.


— Лобанов, за опоздание, сегодня дежуришь.
— Андрей Евгеньевич, я не виноват, у меня уважительная причина. Мы с женой с утра в ЖЭК ходили.
— Это не важно, у нас тирания: я сказал, ты сделал.
— Ну спасибо тебе. Из-за тебя я и сегодня дома ночевать не буду.
— А чего это из-за меня?
— Потому что Оля. Мы с тобой договаривались, что ты только дома на меня орать будешь.



Ну, Оль, че я тебя не знаю? Я бы те позвонил, тогда бы точно дома ночевал, ни пива, ни футбола.


— Я у друга ночевал. Мы пиво пили, смотрели футбол. Вырубились. Оль, у нас наказывают за опоздания вообще-то.
— А позвонить нельзя было?
— Ну, Оль, че я тебя не знаю? Я бы те позвонил, тогда бы точно дома ночевал, ни пива, ни футбола.