Интерны: цитаты из 239 серии

- Да так, я музыку слушаю. А ты почему не на работе? - А ты уже забыл, как на тебя соседи, чуть в суд не подали, за эту музыку? Ты же обещал маме, ни какой прослушки больше.


— А что ты тут делаешь, пап?
— Да так, я музыку слушаю. А ты почему не на работе?
— А ты уже забыл, как на тебя соседи, чуть в суд не подали, за эту музыку? Ты же обещал маме, ни какой прослушки больше.
— Софочка, но это все для твоего блага.
— А, Да? Ну тогда сейчас маме объяснишь.
— Стоп. Не надо. Подожди. Не ужели, я не смогу договориться с собственной дочкой?



- Шантажировать родного человека, брата. Это дедушка Изя научил тебя этим подлым методам, да? - Зачем так пафосно, Иван, войди в мое положение. Я отец маленькой девочки. Иван, а это... это всего навсего просто сделка, двух взрослых людей. Я помогаю тебе, кое-что скрыть, ты помогаешь мне, кое-что узнать. Между прочим, Иван, твоя мама, до сих пор гордится, что ты единственный в нашей семье, кто не пьет.


— Шантажировать родного человека, брата. Это дедушка Изя научил тебя этим подлым методам, да?
— Зачем так пафосно, Иван, войди в мое положение. Я отец маленькой девочки. Иван, а это… это всего навсего просто сделка, двух взрослых людей. Я помогаю тебе, кое-что скрыть, ты помогаешь мне, кое-что узнать. Между прочим, Иван, твоя мама, до сих пор гордится, что ты единственный в нашей семье, кто не пьет.



- Директором филармонии. А что, нет? - Да... да-да-да. Директором филармонии. Да-да. И вообще, при советской власти всем директорам филармонии, давали двух этажные дачи, под Коктебелем, да?


— Яша, я считаю, что это очень не хорошие методы. Как же честь, принципы? Которыми всегда славилась наша семья?
— Принципы? Иван, ты слишком рано выпал из семейного гнезда, и кое-чего не знаешь. Как ты думаешь, кем всю жизнь работал, наш дедушка Изя?
— Директором филармонии. А что, нет?
— Да… да-да-да. Директором филармонии. Да-да. И вообще, при советской власти всем директорам филармонии, давали двух этажные дачи, под Коктебелем, да?
— Не давали?
— Да, нет, давали… давали… Чего только в советские времена не давали.



- Вот именно, Иван. Я думаю точно так-же. В чем ему не откажешь, так это в чувстве юмора. Для встречи он выбрал кафе на Цветном бульваре. Я увидел цирк. "Вы хотели цирк - нате".


— Вот именно, Иван. Я думаю точно так-же. В чем ему не откажешь, так это в чувстве юмора. Для встречи он выбрал кафе на Цветном бульваре. Я увидел цирк. «Вы хотели цирк — нате».

Серия 239 Голосов: 0


- Совсем уже оборзели. Почувствовал, как перегаром в лифте пахнет?  - Я думал, что это от тебя. Ну, а с другой стороны, чего грех на людей возводить? Может это Купитман с утра приперся по раньше на работу, вот от него еще и не выветрилось.


— Совсем уже оборзели. Почувствовал, как перегаром в лифте пахнет?
— Я думал, что это от тебя. Ну, а с другой стороны, чего грех на людей возводить? Может это Купитман с утра приперся по раньше на работу, вот от него еще и не выветрилось.



- Ну ты, Ванька, конечно разведчик, почему нельзя было сразу сказать, что ты пьешь? Все эти твои приезды домой, какие то научные симпозиумы были. А не встречи родственников.  - Ну как то сразу, постеснялся сказать. А потом поехало... необходимость поддерживать имидж.  - Понятно. Ну... ты когда домой соберешься, в следующий раз, пожалуйста, что-нибудь из своих вот этих  сумочек возьми, и что-нибудь постарше, желательно.  - Яша, может не нужно всем знать? - Ладно, хорошо, не будем сбрасывать на семью, эту информационную бомбу.


— Ну ты, Ванька, конечно разведчик, почему нельзя было сразу сказать, что ты пьешь? Все эти твои приезды домой, какие то научные симпозиумы были. А не встречи родственников.
— Ну как то сразу, постеснялся сказать. А потом поехало… необходимость поддерживать имидж.
— Понятно. Ну… ты когда домой соберешься, в следующий раз, пожалуйста, что-нибудь из своих вот этих сумочек возьми, и что-нибудь постарше, желательно.
— Яша, может не нужно всем знать?
— Ладно, хорошо, не будем сбрасывать на семью, эту информационную бомбу.